Главная » Новости финансов » Почему власти вернулись к спорам о судьбе нефтяных денег

Почему власти вернулись к спорам о судьбе нефтяных денег

Эльвира Набуиллина удивила Минфин заявлением о возможном изменении бюджетного правила, в рамках которого ФНБ наполняется нефтяными деньгами. «Странно такие предложения слышать от Центрального банка», — заявили в министерстве

Через год после отказа от смягчения бюджетного правила — одного из основных механизмов, позволяющих российской экономике меньше зависеть от цен на нефть, власти вернулись к этому вопросу. Центробанк, который не раз выступал за неизменность действующей конструкции, теперь поддерживает председателя Счетной палаты Алексея Кудрина, еще до формирования нового правительства призывавшего направлять больше нефтяных денег в экономику, а не в резервы.

Правительство готовится тратить резервы внутри страны, как минимум на грандиозные мегапроекты «Газпрома» и НОВАТЭКа, а Банк России опасается, что это разгонит инфляцию, и предлагает альтернативу, которая для него является меньшим из двух зол. Дискуссия, очная и заочная, развернулась на площадках двух форумов, проходивших одновременно 12-13 сентября: Московского финансового и Международного банковского форума в Сочи.

ФНБ требует решений

В 2020 году размер ликвидной части Фонда национального благосостояния (ФНБ) достигнет 7% ВВП, с этого момента правительство будет иметь право использовать резервы, которые до этого могло только накапливать. Наполнялся ФНБ за счет бюджетного правила — механизма, при котором дополнительные доходы при стоимости нефти более $40 за баррель направляются в резервы и не идут на текущие государственные расходы. В прошлом году Алексей Кудрин публично спорил с правительством, настаивая на повышении цены отсечения до $45: по его мнению, это позволило бы обеспечить дополнительное финансирование образования, здравоохранения и инфраструктуры. Минфин и Минэкономразвития с ним не согласились, власти повысили НДС с 18 до 20%, чтобы финансировать нацпроекты. Сам Кудрин в ноябре говорил РБК, что правительство определилось с налогами, а вопрос с ценой отсечения для нефти снят с обсуждения. В 2019 году споры о бюджетном правиле обострились — вокруг вопроса о том, как тратить излишки.

О чем правительство договорилось с самим собой

Правительство достигло договоренности о принципах инвестирования накопленных в ФНБ нефтегазовых доходов, заявил первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов 12 сентября на Московском финансовом форуме. Деньги будут вложены в крупные нефтегазовые проекты внутри страны, кроме того, за счет ФНБ будут предоставлены кредиты зарубежным покупателям российского экспорта.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

Экономика

Правительство согласовало принципы инвестирования средств ФНБ

«Не вкладывать деньги в нашу экономику невозможно», — сказал Силуанов. В России есть «интереснейшие, шикарные проекты», которым нужна поддержка государства для запуска за счет средств ФНБ. Речь, в частности, может идти о газохимическом проекте «Газпрома» и Артема Оболенского, экс-партнера Аркадия Ротенберга, в Усть-Луге и проекте НОВАТЭКа «Арктик СПГ-2».

Против инвестиций ФНБ во внутренние проекты выступал министр экономического развития Максим Орешкин. «Считаю, что к инвестициям во внутреннюю экономику ФНБ не имеет никакого отношения», — сказал он в интервью РБК. Для предоставления кредитных ресурсов внутри страны можно найти много других способов, а использовать для этого фонд, номинированный в иностранной валюте, необязательно. Именно Орешкин предложил использовать ФНБ для поддержки внешней экспансии российских производителей: правительство собирается выдавать кредиты зарубежным покупателям российской продукции, чтобы таким образом поддержать экспортеров.

Еще один вариант, который обсуждали власти, — инвестиции из ФНБ по примеру Норвежского суверенного фонда, то есть вложения в более рисковые, но и более доходные активы, например акции иностранных компаний. Однако Силуанов, рассказывая о договоренностях правительства, про этот сценарий не упомянул.

Чего опасается Центробанк

«Вы знаете, я выступала против того, чтобы мы делали очень высокую цену отсечки по нефти для бюджетного правила, а Алексей Леонидович [Кудрин] тогда предлагал увеличить цену отсечки. Я считаю, что на тот момент это (точка зрения ЦБ. — РБК) было правильно. Но сейчас мы накопили определенную подушку, и если уже менять ФНБ, то лучше это делать более прозрачным способом, возможно через систему отсечки», — заявила в пятницу, 13 сентября, председатель Банка России Эльвира Набиуллина на банковском форуме в Сочи.

Сценарии использования ФНБ регулятор подробно разобрал в проекте «Основных направлений денежно-кредитной политики». Например, вариант с расширением числа финансовых инструментов, в которые позволено инвестировать резервы, «сохранит эффективность бюджетного правила и может повысить общую доходность инвестирования средств ФНБ, но снизит ликвидность и повысит волатильность цен на активы, а также увеличит кредитные риски». Но для политики ЦБ он будет нейтрален в отличие от других сценариев.

Финансы

Центробанк поддержал вариант инвестиций ФНБ по норвежской модели

С остальными предложениями правительства дела обстоят сложнее: ЦБ считает, что выдача кредитов для поддержки экспорта или финансирование проектов внутри страны за счет всех сверхдоходов ФНБ приведут к потере преимуществ от бюджетного правила, то есть повысят зависимость рубля и инфляции от цен на нефть, хотя и обеспечат ускорение экономики в краткосрочной перспективе. Если использовать для этого не все излишки резервов, а лишь часть, тогда эффект будет не столь значительным, отметил ЦБ.

«Первое наше пожелание правительству, чтобы любые решения по трате ФНБ не увеличивали и не восстанавливали эту зависимость [рубля от нефти]. Это очень важно для сохранения того, что мы создавали много лет», — сказала Набиуллина. По сути, изменение цены отсечения для регулятора — меньшее из зол в сравнении с прямыми расходами ФНБ.

Цена отсечения — острый вопрос для Минфина, который уже отстоял ее неизменность. «Вопрос отсечки цены не рассматривается в правительстве», — заверил журналистов замминистра финансов Владимир Колычев. — Мы накопили не так много резервов, чтобы десятилетиями закрывать выпадающие [в случае падения цен на нефть] доходы».

«Странно такие предложения слышать от Центрального банка. Это как если бы Минфин вдруг начал предлагать снизить ключевую ставку из-за проблем в банковском надзоре и регулировании, — удивился Колычев. — Инвестиции возвратны и возвращаются с определенной доходностью, а от расходов возвратности не может быть, и в случае с длящимися обязательствами их необходимо поддерживать ежегодно».

В России бюджетные правила часто пересматривались, что подрывало доверие к ним, отмечал в августе 2019 года Международный валютный фонд. В 2018 году новое бюджетное правило уже смягчали — правительству было разрешено сводить бюджет в 2019–2024 годах с первичным структурным дефицитом (баланс при базовой цене нефти без учета расходов на обслуживание госдолга) на уровне 0,5% ВВП против нуля ранее.

Какая схема полезнее для экономики

С экономической точки зрения инвестиции из ФНБ в локальные проекты почти равнозначны повышению цены отсечения по нефти в бюджетном правиле (сейчас $41,6 за баррель), — и в том и в другом случае будут увеличены бюджетные расходы. По оценке «Ренессанс Капитала», траты из ФНБ вряд ли составят больше 0,5–1% ВВП в год, то есть 0,6–1,2 трлн руб. (исходя из прогнозного ВВП на 2020 год). Это эквивалентно повышению цены отсечения на $4–8 за баррель в 2020 году.

Заявление Набиуллиной может быть связано с тем, что, с точки зрения ЦБ, однородные траты из бюджета на различные цели лучше, чем инвестиции в конкретные проекты, которые могут следовать интересам узкого круга бизнесменов или госмонополий, отметила в беседе с РБК экономист по России и СНГ «Ренессанс Капитала» Софья Донец. Однако для инвесторов лучше вкладываться в локальные проекты, например, инфраструктурные, при условии их прозрачности и хорошей доходности.

«Ренессанс Капитал» считает, что инвестиции 1% ВВП из ФНБ во внутренние инфраструктурные проекты принесут 0,6 п.п. дополнительного роста ВВП, укрепят рубль примерно на 3% и увеличат инфляцию на 0,1-0,2 п.п.

Макроэффект от роста цены отсечения или траты средств ФНБ внутри страны будет примерно одинаковым, а дискуссия ведется вокруг того, какие меры удобнее каждому ведомству, считает директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов. Для Минфина удобнее инвестировать средства ФНБ напрямую, а для ЦБ — скорректировать бюджетное правило, потому что так проще рассчитывать параметры кредитно-денежных программ. «Набиуллина скорее озабочена тем, что не будет четких правил: сегодня один пришел, попросил, ему выделили, а завтра другой попросил — и ему выделили. ЦБ таким образом не будет до конца понимать, сколько же денег вольется в экономику», — пояснил экономист.

Корректировка цены отсечения — это наилучший вариант для экономики, уверена главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. «Трата ФНБ предполагает ручное управление. Для экономики это абсолютно непрозрачная схема», — сказала она РБК. Рост цены отсечения приведет к тому, что сверхдоходы от нефти пойдут в федеральный бюджет, станут бюджетными расходами, а не пополнят национальную кубышку. «Мы видим исполнение бюджета, а как будут отчитываться по финансированию проектов за счет средств ФНБ, пока непонятно», — отметила Орлова. По ее оценкам, увеличение цены отсечения до $50 за баррель принесет в бюджет около 1 трлн руб. допдоходов в год.

Источник: rbc.ru

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*