Главная » Новости банков » Как работают «поджигатели» банков

Как работают «поджигатели» банков

Почему не удается победить криминальных банкиров.

На нашем финансовом рынке успешно действуют неформальные группировки, которые приобретают банки и в кратчайшие сроки выводят из них активы. На профессиональном сленге это называется «поджечь» банк. Объектом интереса «черных» банкиров становятся небольшие банки, удовлетворяющие всем требованиям регулятора.

Если открыть список акционеров банка, то можно увидеть, что каждому из них принадлежит менее 10% акций. Это означает, что согласовывать сделку по смене собственников в Банке России не потребовалось. Источник Банки.ру, знакомый с ситуацией, рассказал, что фактически владельцем южноуральской кредитной организации стала одна из неформальных банковских групп. «Банк продавался более двух лет. Посредником выступал Игорь Антонов, это один из старейших посредников на этом рынке. К банку присматривались все: в частности, группа Ерхова и Владимира Антонова. В итоге его приобрели выходцы из команды Френкеля (банкир Алексей Френкель, в 2008 году приговорен к 19 годам тюремного заключения за организацию убийства первого заместителя председателя ЦБ Андрея Козлова. — Прим. Банки.ру)», — указывает наш собеседник.

Банк включает «пылесос»…

По словам источника Банки.ру, на финансовом рынке действуют несколько группировок, которые покупают банки, чтобы затем либо использовать их для проведения сомнительных операций, либо для вывода активов. Самые известные — это вышеперечисленные группы.

«Как правило, используется схема, когда за счет средств, выведенных из одного банка, приобретается следующий, и таким образом строится пирамида. В последнее время распространение получила практика привлечения забалансовых вкладов, когда банк включает «пылесос», собирает средства «физиков» и затем выводит их через технические кредиты», — рассказал источник Банки.ру.

«Если банк нужен на короткий период, то используются номиналы — физические лица с чистой декларацией о доходах, которые за свои услуги получают порядка 3% от суммы сделки. На более длительный срок привлекаются уже доверенные лица, через которых можно проследить взаимосвязи с конкретной группировкой», — пояснил он. Так, например, «Ведомости» указали взаимосвязь между акционерами Риабанка и экс-банкиром Владимиром Антоновым. По информации издания, с января 2017 года он фактически контролирует банк «Русский Инвестиционный Альянс» (Риабанк), а в ближайшее время его доверенные лица могут приобрести Русский Международный Банк (РМБ), сообщило издание.

Существуют группы, которые специализируются на забалансовых вкладов — появление «тетрадок» принято связывать с ними.

По информации источников Банки.ру, лишившиеся в ноябре 2016 года лицензий банки «Тетраполис», РУБанк и БайкалБанк входили в одну такую неформальную банковскую группу. «Так называемые серийные банкиры через номиналов покупают банк, собирают вклады и выводят активы. Одновременно оказывая услуги по обналу и транзиту», — рассказал собеседник Банки.ру. По его сведениям, данная группа также имела отношение к Арксбанку и банку «Геленджик». «В настоящее время у нее есть еще несколько действующих банков, которые работают по такой же схеме», — отметил источник.

Для преодоления ограничений по привлечению средств физлиц, введенных регулятором, группа использовала различные схемы. Так, в отделении банка «Тетраполис» действовал банковский кассовый центр (БКЦ). Сотрудники сервиса предлагали гражданам заключать договоры об открытии текущего счета в РУБанке, а договоры о вкладах — в «Тетраполисе» или Арксбанке. Деньги со счета в РУБанке безналом переводились на счета вкладов в «банки-партнеры».

Найти банк для покупки нетрудно

«Сейчас количество собственников, желающих продать банки, значительно превышает предложение», — говорит другой источник Банки.ру. «Продается довольно много небольших банков, которые существуют еще с 90-х годов прошлого века. Тогда это был очень прибыльный и постоянно растущий бизнес, сейчас же многие банки не приносят своим владельцам никакой прибыли. К тому же те, кто в 90-е активно занимался банковским бизнесом, сейчас находятся уже в том возрасте, когда необходимо подумать о том, как обеспечить детей и собственную спокойную старость. Поэтому найти банк для покупки не представляет труда, а вот отыскать добросовестных покупателей неимоверно сложно. Никто не хочет инвестировать в этот бизнес: он стал слишком сложным и недостаточно прибыльным», — рассказал известный на банковском рынке посредник.

«На рынке существует определенное количество команд «поджигателей» банков, которые негласно устанавливают контроль над кредитными учреждениями, после чего «выносят» (вывод и обесценивание активов) их и/или «поджигают» (проведение за короткое время большого объема сомнительных операций с последующем отзывом лицензии), — говорит младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Вячеслав Путиловский. — Одновременно, как опция, возможно «включение пылесоса» — агрессивное привлечение средств населения. Бороться с ними сложно, так как часто официально они вообще ни по каким документам не проходят и постов в банке не занимают, в число акционеров не входят».

9 августа Банк России отозвал лицензию у челябинского банка «Резерв», занимавшего на 1 июля 398-е место в российской банковской системе по размеру активов. Решение принято в связи с неисполнением кредитной организацией федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России, с учетом неоднократного применения в течение одного года мер, предусмотренных федеральным законом «O Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», и наличия реальной угрозы интересам кредиторов и вкладчиков банка, поясняют в ЦБ. Ранее регулятор неоднократно применял в отношении «Резерва» меры надзорного реагирования, в том числе трижды вводил ограничения на привлечение вкладов населения.

По словам Путиловского, один из способов получение контроля — покупка банка у прежних владельцев с премией к рынку. Обычно банк продают за какую-то часть капитала минус имеющиеся некачественные активы. «А «поджигатель» может предложить за банк больше, ведь его «доходом» станет большая часть активов приобретаемого банка», — указывает эксперт.

Управляющий директор Национального рейтингового агентства (НРА) Павел Самиев считает, что регулятор действует достаточно жестко и поэтому вызывает удивление, когда оказывается, что длительное время в том или ином банке совершались неправомерные операции.

«При том что со стороны регулятора существует очень жесткий контроль, постоянно направляются запросы и от банков требуется отвечать на них очень быстро, то есть мониторинг ведется практически в режиме онлайн, непонятно, почему периодически возникают подобные ситуации», — говорит Самиев.

«Это бесконечный процесс»

По словам юриста адвокатского бюро А2 Максима Сафиулина, даже несмотря на внесенные в ФЗ «О банках и банковской деятельности» и «О Центральном банке» поправки, предполагающие необходимость согласования с регулятором сделок по приобретению долей свыше 10% (ранее — свыше 20%) в кредитных организациях, неформальных банковских групп меньше не стало. «Говорить о существенных пробелах в законодательстве, которые позволят фактически легализовать деятельность таких объединений, не совсем корректно. Далеко не всегда деятельность неформальных банковских групп направлена на создание неких корыстных или потенциально преступных схем. Однако сам факт их существования несет в себе риски, которые ЦБ не может игнорировать. Говорить о том, что регулятор никоим образом не борется с неформальными группами или не имеет на руках достаточного правового инструментария для борьбы с ними, повторюсь, нельзя», — говорит эксперт.

«Черные» банкиры, как правило, профессионально обходят любые ограничения Банка России. В ответ на закрытие отдельных лазеек появляются новые схемы обхода ограничений, это бесконечный процесс», — говорит Вячеслав Путиловский.

Как понять, что банк у недобросовестных собственников

Эксперт информационно-аналитической службы Банки.ру Вячеслав Ромащенко объясняет, какие признаки могут указывать на то, что банк попал в руки недобросовестных собственников.

К косвенным признакам можно отнести «разбивку» акционерного капитала, когда каждому из акционеров принадлежит менее 10% и ни один из них ранее не был связан с банковской деятельностью либо, наоборот, «засветился» в банке, у которого отозвали лицензию. Также косвенным признаком может быть нехарактерное для банка активное привлечение вкладов, когда ведется агрессивная рекламная кампания, а предлагаемые ставки близки к максимальным на рынке. Крайне высокие обороты по кассе также говорят о вовлеченности банка в проведение сомнительных операций. Исключение составляют банки, специализирующиеся на инкассации, либо банк проводит значительные объемы денежных переводов операторов платежных систем.

Еще один признак — нарушение нормативов, в частности снижение норматива достаточности собственных средств банка (Н1.0). Этот норматив является основным, его несоблюдение приводит к отзыву лицензии. Если значение этого норматива опускается ниже 2%, Банк России отзывает у банка лицензию (статья 20 «Закона о банках и банковской деятельности»).

Происходят и такие случаи, когда банк занимается «рисованием» капитала. Например, акционеры банка вкладывают определенную сумму в его капитал, в том числе через субординированные кредиты, а затем выводят эти средства из кредитной организации через определенную схему.

Кроме того, стоит обратить внимание на резкое снижение кредитных рейтингов, устанавливаемых как российскими, так и иностранными рейтинговыми агентствами, а также на частую смену состава совета директоров и правления.

Проблема с недобросовестными бизнесменами есть всегда и на любом рынке, и банковский сектор не является каким-то исключением, уверяет руководитель пресс-службы РосЕвроБанка Татьяна Канунникова. «Регулятор прилагает очень много усилий для того, чтобы повысить уровень прозрачности банковской системы и минимизировать негативный эффект от действий мошенников, которые дискредитируют всю отрасль. «Черные списки» банкиров — действенный инструмент. На данный момент широко обсуждается возможность введения пожизненного запрета на профессию для грубых нарушителей правил, и такой подход может дать неплохой результат. К примеру, если сотрудники, действующие в интересах каких-то аффилированных с кредитной организацией лиц или неформальных собственников, будут нести такое жесткое наказание, организаторам схем будет значительно сложнее найти исполнителей. И это позитивно скажется на стабильности всей банковской системы», — говорит она.

По мнению Максима Сафиулина, не имеет смысла вводить тотальный контроль над всеми сделками, поскольку это никоим образом не позволит нивелировать риски. «Проблемы, вытекающие из деятельности отдельных нечистых на руку участников банковской системы, не носят характера эпидемии, и у Центробанка есть весь необходимый инструментарий для борьбы с ними, в том числе и превентивно», — считает он.

Источник: finance.rambler.ru

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*