Главная » Новости аналитики » Зачем Украина подала в суд на Еврокомиссию

Зачем Украина подала в суд на Еврокомиссию

«Нафтогаз» подал в суд на Еврокомиссию за решение расширить доступ «Газпрома» к газопроводу OPAL в Германии.

Украинская компания считает, что тем самым главный европейский исполнительный орган вышел за пределы своей компетенции, а кроме того, нарушил права Киева, предоставляющиеся по соглашению об ассоциации с ЕС. Дело в том, что при полной загрузке «Газпромом» этой трубы потребности российской газовой монополии в Украине как транзитной стране резко падают. С юридической точки зрения шансов у иска немного, считают эксперты, но для «Нафтогаза» и Украины это хорошая возможность напомнить Европе о себе и своих нуждах.

Форточка в Европу

Газопровод «Северный поток» в свое время пришел на северо-восток Германии, туда, где европейская трубопроводная сеть была не слишком развита. Параллельно с первой ниткой Nord Stream возводились газопроводы, соединяющие город Грайфсвальд с остальной газотранспортной системой Германии — NEL и OPAL. Первый проложен по северному побережью Германии к Гамбургу и далее к голландской границе. Второй направлен на юг, через восточные земли страны и в государства Центральной и Восточной Европы.

«Газпром» вел переговоры об исключительном допуске своего топлива в трубопроводы еще до окончания строительства «Северного потока». Без этого затея теряла всякий смысл, поскольку до потребителя газ бы просто не доходил. Если с NEL все было достаточно просто, то OPAL российской компании разрешили заполнять только на 50 процентов.

Загвоздка была в том, что, кроме «Газпрома», подавать сырье в отходящую от побережья Балтийского моря трубу было просто некому. Поэтому при необходимости загрузка обеспечивалась при помощи посреднических фирм, покупавших газ на входе в OPAL и далее распределявших его по сети. При этом главный поставщик, естественно, нес издержки.

Такая ситуация сложилась из-за так называемого Третьего энергопакета — документа, принятого ЕС в 2009 году и призванного обеспечить конкуренцию при поставках газа в Европу. Ключевое требование — недопустимость сохранения добычи и распределения газа в одних руках. «Газпром» не смог бы поставлять газ через эти трубопроводы, если бы перед завершением строительства «Северного потока» их не вывели из-под действия энергопакета. Точнее, NEL был выведен полностью, а вот OPAL — только наполовину.

Осенью прошлого года, 28 октября, Еврокомиссия одобрила исключение еще 30 процентов мощностей OPAL из Третьего энергопакета. Для «Газпрома» это принципиально важно, поскольку в перспективе позволит загружать европейские ГТС не только из «Северного потока» (работающего на максимуме), но и из «Северного потока — 2», который сейчас строится.

Польша негодует

Разумеется, страны-транзиттеры были этим недовольны. В декабре польская газовая госкомпания PGNiG направила в Европейский суд иск с требованием отменить постановление высшего исполнительного органа ЕС.

И все же для Польши проблема газового транзита не первостепенная (в конце прошлого года даже заявлялось, что республика не намерена продлевать транзитный договор с Россией). А вот для Украины это вопрос жизни и смерти.

За транспортировку топлива по своей ГТС Киев получает от «Газпрома» около двух миллиардов долларов в год. После запуска «Северного потока — 2» и «Турецкого потока» украинский маршрут, когда-то покрывавший экспортные потребности «Газпрома» на 80 процентов, станет просто ненужным. Не будет двух миллиардов в год, и стоимость газотранспортной системы, самого лакомого актива на Украине, упадет в пять раз.

«Нафтогаз» пытался приобщить свои претензии к польскому иску, а теперь подал собственное заявление в Европейский суд. В Киеве считают, что Еврокомиссия вышла за пределы своих полномочий и своим решением угрожает конкуренции на рынках ЕС, а также наносит ущерб Украине. Возникает вопрос: какое отношение имеет Киев к внутриевропейским делам в принципе?

На самом деле некоторые основания для иска есть. По словам юриста адвокатского бюро А2 Екатерины Ващилко, «Нафтогаз», судя по всему, рассчитывает на пункт 274 «Соглашения об ассоциации», где говорится о том, что стороны проводят консультации с целью координации своих действий по развитию газотранспортной инфраструктуры. «Исходя из этого положения, Нафтогаз делает выводы о том, что решение ЕК по OPAL должно быть согласовано с украинской стороной, чего сделано не было, следовательно налицо (с точки зрения украинской компании) нарушение положений соглашения», — рассказала юрист «Ленте.ру».

Источник: finance.rambler.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*