Главная » Новости аналитики » Зачем российскому бизнесу Антарктида

Зачем российскому бизнесу Антарктида

Предприниматели — те же пингвины: в суровом климате не живут, а выживают, и врагов у них — не счесть. Корреспондент "Денег" наблюдал, как большая стая российских бизнесменов, прибывшая в Антарктиду, искала возможность быть услышанной в Москве президентом.

«Мы посланники лидера! Мы посланники бизнеса… С альбатросом в сердце и на значке-е-е»,— мужской голос по радио завел свой ежеутренний гимн как всегда неожиданно, и я снова чуть не свалился со своей верхней койки в четырехместной каюте на нижней палубе бывшего военного экспедиционного судна Plancius.

С гимна «Клуба лидеров» начиналось уже третье мое утро — с тех пор как сотня людей в одинаковых красных куртках с надписями «Первый антарктический саммит предпринимателей» погрузилась на корабль в самом южном порту мира — аргентинском Ушуая и отправилась через пролив Дрейка к острову Кинг-Джордж, на котором расположена антарктическая станция «Беллинсгаузен». Там мы проведем еще три дня, и потом, зайдя на пару дней на Антарктический полуостров, два дня будем плыть обратно.

 

Путешествие на Южный полюс — затея не из дешевых: каждый участник экспедиции заплатил за проезд примерно по полмиллиона рублей. Но люди со мной на корабле не из бедных. Членами созданного Агентством стратегических инициатив (АСИ) «Клуба лидеров» являются владельцы бизнеса — и не самого маленького. В каютах на верхних палубах одновременно со мной слушают гимн Александр Андреев (ГК «Метр Девелопмент групп»), Вячеслав Трактовенко («Банкирский дом «Санкт-Петербург»», ГК «Балтрос»), Алексей Мартынов («Хомексфарм»), Алексей Бакулин (компания «Волгабас») и еще несколько десятков человек.

 

К тому же мы все тут знаем, что у этой поездки есть цель. Кульминационный момент — телемост участников экспедиции с Владимиром Путиным. Пятерым везунчикам из ста удастся назвать свое имя и произнести еще пару предложений — что-нибудь о пользе, которую они могут принести в деле освоения Антарктики. И это, конечно, стоит потраченных денег, десятков тысяч километров, морской болезни (в полной мере проявившейся только в шторм на обратном пути) и даже утреннего гимна.

 

Кампания важнее цели

 

 

В приглашении поучаствовать в Первом антарктическом саммите, которое «Клуб лидеров» прислал «Деньгам», говорилось, что результатом путешествия станут проекты реформ системы госрегулирования предпринимательства в России. Планировалось, что лучшие идеи будут «упакованы в дорожные карты» и представлены Владимиру Путину.

 

Однако в день отъезда эта благая цель была заменена на более загадочную: едем уже не ради реформ, а для «объединения предпринимателей, готовых оказать поддержку российской антарктической миссии» и просто ради некой инспекции Антарктиды. Что это значит? Какая инспекция — экологическая, налоговая, пожарная? Как любят говорить представители «Клуба лидеров» о деятельности своей организации, «мы генерируем смыслы».

 

Как я понял из общения с участниками экспедиции, смысл быть причастным к «Клубу лидеров» заключается прежде всего в получении доступа к вершинам. За членство в клубе участники платят по 100 тыс. руб. в год, но встречи с первыми лицами государства проходят, бывает, даже не один, а несколько раз в год. Одна поездка в Антарктиду, например, уже увенчалась телемостом с президентом Путиным. Два года назад в путешествии участвовало всего 15 человек, теперь уже 100.

 

«От сумы да от тюрьмы, конечно, не зарекайся,— прояснил мотивы путешествия один из участников, пытаясь удержаться на ногах со стаканом в руках в баре на пятой палубе.— Две минуты разговора с президентом не панацея от силовиков, но вообще помогает, чиновники меня хотя бы слушают теперь».

 

 

«Клуб лидеров» — некоммерческое партнерство, созданное при поддержке Агентства стратегических инициатив (АСИ). Созданное в 2011 году, всенародную известность АСИ приобрело, когда в декабре 2014 года Владимир Путин сообщил в послании Федеральному собранию, что одним из приоритетов государственной политики станет «Национальная технологическая инициатива» — план развития новых ключевых рынков до 2035 года. Разработать этот план и должно было АСИ.

 

И агентство преуспело: к настоящему моменту подготовлено около десятка «дорожных карт», посвященных рынкам, которые возникнут в ближайшие 20 лет. Эти рынки разработчики окрестили нетами — прогнозируется, что каждый из них к 2035 году будет сопоставим по объему с нынешним рынком интернет-технологий. Например, AeroNet — строительство беспилотных летательных аппаратов, NeuroNet — нейротехнологии, FoodNet — новые методы производства пищевых продуктов и т. п.

 

На разработку «дорожных карт» выделяются суммы, которые большинство научных учреждений в России никогда не видели и вряд ли когда увидят. Например, только под одну из «дорожных карт» — SafeNet (технологии безопасности) — перечислят 10 млрд руб., в том числе половину из федерального бюджета. И это только на 2016-2018 годы.

 

Пингвины как люди

 

 

Сойдя наконец с судна, я был несколько разочарован. Для начала, температурой. Где лютый холод, который я рассчитывал героически преодолевать? В Антарктике весна, а мы к тому же от Южного полюса еще очень далеко, на острове Кинг-Джордж, где расположена российская станция «Беллинсгаузен», всего ноль градусов, было бы чему цвести — расцвело бы, наверное… Из-за сильного ветра, который тут всегда, весенней эйфории, правда, не возникает.

 

Открывшийся вид тоже заставлял напоминать себе, что я в Антарктиде, а не где-нибудь в Архангельской области. «Беллинсгаузен», самая северная из пяти российских круглогодичных станций, представляет собой несколько построек 1960-х годов, на пригорке — небольшая деревянная церковь, у берега — полусгнившая баржа. Здесь же, в 100 метрах, чилийская станция, еще через несколько километров — китайская и уругвайская.

 

 

Тем же вечером гости со всех близлежащих станций прибыли на «Беллинсгаузен» тусоваться — чилийцы, понятно, пришли, а китайцы приехали на Mitsubishi, у которого вместо каждого колеса — гусеница. Позже были нанесены ответные визиты, в результате которых обнаружилось, что у китайцев станция куда уютнее и комфортабельнее нашей — спортзал, теплицы, шикарный камбуз, санчасть. А у чилийцев еще и сувенирная лавка имеется — ежегодно Антарктиду посещает более 40 тыс. туристов.

 

Мы погуляли вокруг станции, и все показалось нам несколько романтичнее. Рядом со станцией — лежбище сонных тюленей. На людей — ноль внимания. Если только подойти совсем близко, поднимут морды и предупредительно оскалятся, а едва отойдешь, снова погрузятся в дрему. Тут же из воды выскакивают и отряхиваются любопытные пингвины. И тоже нас абсолютно не боятся. И это не потому, что они привыкли к людям. Как выяснилось, на берегу тут вообще бояться не принято, для всех обитателей Антарктики источник питания, место охоты — океан, а на суше только отдых.

 

Во-первых, бизнес-климат: суров — не то слово. Во-вторых, живем вот, яйца несем, дом строим по камешку, а потом как налетят птицы-поморники — налоговая инспекция, прокуратура и прочие ребята, и давай отбирать наши яйца.

 

Однако случается, что тюлени, не сумевшие отбить себе хотя бы одну-единственную самку, насилуют пингвинов. «В Антарктиде я понял, что мы, предприниматели, это пингвины»,— задумчиво заметил один из прибывших, Вячеслав Фомин, владелец компании «Строймонолит». Я заинтересовался, в чем он нашел аналогию, и бизнесмен начал загибать пальцы: «Во-первых, бизнес-климат: суров — не то слово. Во-вторых, живем вот, яйца несем, дом строим по камешку, а потом как налетят птицы-поморники — налоговая инспекция, прокуратура и прочие ребята, и давай отбирать наши яйца. Или морские котики поналезут нас насиловать…»

 

Антарктиду в массы

 

 

Долго грустить предпринимателям не позволил глава «Клуба лидеров» — президент Юниаструм-банка Артем Аветисян (он же директор направления «Новый бизнес» АСИ). До начала телемоста с Владимиром Путиным еще предстояло решить кучу вопросов. Прежде всего, набросать идеи популяризации антарктического континента среди россиян.

 

Гендиректор кинотеатра «Пионер» Мэри Назари заявила о возможности провести фестиваль фильмов об Антарктиде, тем более что в 2020 году будет 200 лет со дня ее открытия русской экспедицией Беллинсгаузена и Лазарева. Поступило также предложение учредить грант на полярные исследования для молодых ученых. Лично от себя многие пообещали по возвращении выступить в школе, куда ходят их дети, с рассказом об Антарктиде. И наконец, один из ближайших годов будет объявлен в России годом Антарктиды — эта идея уже получила одобрение у высшего руководства государства.

 

Когда требуется доставить в Антарктиду людей или грузы по воздуху, российские полярники пользуются услугами чилийцев или американцев — своих самолетов у россиян в Антарктиде нет.

 

С пунктом программы «выработать конкретные предложения и механизмы поддержки» оказалось сложнее — что действительно нужно нашим полярникам, до встречи с ними никто толком не знал. А один из участников не знал и о том, что Антарктида — это материк, думал, что «просто много льда». Впрочем, многие слышали, что, когда требуется доставить в Антарктиду людей или грузы по воздуху, российские полярники пользуются услугами чилийцев или американцев — своих самолетов у россиян в Антарктиде нет. «Не вопрос, давайте купим им самолет»,— было выдвинуто конкретное решение. «А кто купит-то? — не удержался корреспондент «Денег».— Государство?» «Ну почему же? — раздухарился хозяин агентства цифровой рекламы.— Мы сами скинемся. Лично я сотку (100 тыс. руб.— «Деньги») зашлю».

 

Единственное, с чем не возникло никаких проблем,— инновационные приборы и устройства для полярников. Хотя, как мне показалось, авторы этих проектов пока сами ищут поддержку у государства — если не инвестиций, то по крайней мере одобрения.

 

Основатель ООО «Хомексфарм» Алексей Мартынов продемонстрировал участникам саммита опытное устройство, напоминающее наручные часы с ультрафиолетовыми лампочками. Теоретически это «личное солнце» полярной ночью должно компенсировать организму недостаток солнечного света. Кроме того, компания Мартынова готова наладить производство кровоостанавливающих губок, которые обеспечивают сворачиваемость крови при низких температурах, а также прибора для дистанционной диагностики заболеваний.

 

 

Владелец компании «Волгабас» Алексей Бакулин хочет заместить нашим полярникам немецкие вездеходы — запустить на своих мощностях серийное производство отечественных «снежных автобусов».

 

Зонды, антенны-ретрансляторы и прочая аппаратура вне полярных станций работают на автономных источниках питания. Идеально, если это будут не требующие замены аккумуляторы, а ветряные генераторы — благо в ветре тут недостатка нет. Владелец ОАО «Исток» Георгий Четверкин хотел бы производить для наших полярников такие источники электроэнергии, способные работать в экстремальных условиях.

 

Все эти проекты и должны были быть представлены президенту во время телемоста — участники экспедиции долго и хлопотно выбирали их путем голосования во время многочасовых «сессий».

 

Улыбаемся и машем

 

На самом деле, сообщил мне один из участников саммита, голосование было устроено, скорее, для развлечения — почти все «выбранные» проекты были утверждены при участии уполномоченных чиновников еще в Москве. На месте, таким образом, нужно было только провести телемост.

 

На снегу разбили огромную оранжевую палатку с логотипом «Клуба лидеров». Если бы случилась метель, телемост переместился бы туда — но метели не было, и телемост решили наводить под открытым небом. Первую репетицию организовали днем накануне. Всех участников выстроили перед палаткой и оператор «России 24» начал снимать. «Тот, кто завтра участвовать не будет, не становитесь. Вставшие, запомните свои места — завтра вам надо будет встать точно так же»,— поясняли организаторы.

 

По московскому времени телемост проходил в 12:00, по- нашему, по аргентинскому, это шесть утра. Подъем в 4:00, но в ночь перед встречей с Путиным почему-то мало кто спал.

 

 

Согласно диспозиции, предприниматели выстроились перед камерой и огромным телевизором. На экране появилось кресло, следом — мужчина в галстуке: служба протокола. «Так, сейчас все, что будете говорить, расскажите мне»,— отдал он команду. «Уважаемый Владимир Владимирович…» — преодолев мандраж, начали обращаться участники к человеку в телевизоре. А потом торжественно попрощались — помахали руками.

 

Сам я стоял за телевизором, и то, что на экране появился Путин, я понял по напрягшимся и просветлевшим лицам участников телемоста. «Уважаемый Владимир Владимирович…» — затянули они заново. Впрочем, участники тоже вряд ли смогли разглядеть президента — пошел мокрый снег, и экран телевизора должен был покрыться каплями. Да и стоял аппарат в 10 метрах от шеренги. Зато голос главы государства был слышен очень хорошо: проекты получили одобрение, а самим участникам пожелали благополучного возвращения.

 

Цель была достигнута. Сухой закон, введенный на судне до телемоста, был отменен, а вся запланированная на дальнейшие дни деловая программа отложена до следующего саммита.

 

Алексей Боярский

Источник: finance.rambler.ru

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*