Главная » Новости аналитики » Поворот не туда: налоговый маневр отменяется

Поворот не туда: налоговый маневр отменяется

Антон Силуанов отмечал, что решение по налоговым новациям будет приниматься весной следующего года.

Ставка социальных страховых взносов останется на уровне 30% до 2020 года. Соответствующий закон был принят Госдумой. Таким образом, вопрос о налоговом маневре, предполагавшем снижение страховых тарифов и рост НДС, отложен. Предложения по настройке налоговой системы правительство должно представить президенту в декабре, но ключевые решения будут приниматься весной 2018 года.

Госдума в третьем чтении приняла закон о продлении действующих ставок страховых взносов во внебюджетные фонды до 2020 года включительно.

По обязательному пенсионному страхованию ставка составит 22%, по обязательному социальному страхованию — 2,9%, 5,1% пойдут на обязательное медицинское страхование. Совокупный тариф составит 30%.Так же как и сейчас, на пенсионку будут брать 10% с той части заработка, которая превышает установленный правительством предельный базовый уровень (сейчас это 876 тысяч рублей в год).

Эти же тарифы заложены в расчеты бюджетов Пенсионного фонда России (ПФР), Фонда обязательного социального страхования и Фонда обязательного медицинского страхования.

Между тем, еще весной правительство активно обсуждало налоговый маневр 22/22, предложенный Министерством финансов. Он предполагал снижение ставки страховых взносов с 30% до 22% и одновременное повышение НДС с 18% до 22%.

«Наша проблема сегодня заключается в том, что целый ряд предприятий работает полулегально, не платя налоги. В конвертах, наличкой, мимо кассы, что называется. Вот наша задача и заключается в том, чтобы стимулы работать «в серую» нивелировать, снять. И эта задача решается через снижение налогообложения труда», — пояснял цель маневра в интервью «Газете.Ru» министр финансов Антон Силуанов.

Он говорил, что это серьезный стимул для того, чтобы работать «в белую», и подобный маневр будет выгоден и предпринимателю, и государству.

Компенсировать выпадающие доходы внебюджетным фондам, прежде всего ПФР, планировалось за счет увеличения трансферта из федерального бюджета.

Против маневра категорически выступил соцблок правительства. Министр труда и социальной защиты Максим Топилин заявлял, что снижение ставки страховых взносов в рамках налогового маневра является неверным.

«Мы считаем, что то, что предлагается с точки зрения снижения ставки страховых взносов, — это неправильный путь, потому что мы всегда говорили о том, что нам нужно, наоборот, уйти от тех трансфертов, тем самым Пенсионный фонд сбалансировать не путем трансфертов, а путем страховых взносов», — говорил Топилин.

По оценке Минтруда, ПФР в случае снижение страховой ставки может недополучить до 2 трлн рублей в год.

Недавно Антон Силуанов говорил журналистам, что согласовать налоговый маневр с соцблоком правительства пока так и не удалось.

«Пока эта тема у нас уперлась в обсуждение с социальным блоком относительно последствий снижения страховых взносов. Мы не нашли пока единого решения с коллегами из социального блока. Если нам удастся это сделать — тогда эта тема может дополнительно обсуждаться», — сказал Силуанов.

Он считает, что с точки зрения финансов предложения Минфина безупречны, «но у министерств социального блока есть другие соображения».

Изменение ставки страховых взносов, вероятнее всего, будет обсуждаться вместе с другими частями пенсионной реформы, прежде всего, введением системы индивидуального пенсионного капитала (ИПК).

ИПК, подразумевающий добровольные накопительные пенсионные отчисления работников, должен прийти на смену обязательной системе пенсионных накоплений. Концепция разрабатывается Минфином и Банком России.

Предполагалось, что она начнет действовать с 2019 года. Но в октябре этого года зампредседателя ЦБ Владимир Чистюхин заявил, что есть риски срыва сроков запуска программы, поскольку соответствующий законопроект еще не рассмотрен правительством и не внесен в Госдуму.

«Серьезную проблему вижу в том, что для этого закон должен быть принят в эту осеннюю сессию. У меня есть основания полагать, что если мы это сделать не успеем, а с учетом того, что это не принято правительством и не внесено в Госдуму, шансы уменьшаются достаточно серьезно», — сказал Чистюхин.

Налоговый маневр 22/22 был предложен Минфином в качестве ответа на поручение президента по «настройке» налоговой системы, данное им в конце прошлого года в рамках послания Федеральному собранию.

Как отмечал президент, поправки в Налоговый кодекс надо принять в 2018 году, а «с 1 января 2019 года ввести их в действие, зафиксировав новые стабильные правила на долгосрочный период».

Минфин и Минэкономразвития должны представить свои предложения в ноябре, а в декабре правительству необходимо подготовить доклад президенту.

Бизнес-организации свои предложения представили уже давно, они не содержат в себе ничего революционного, а представляют именно «настройку» налоговой системы и предполагают мораторий на ее изменение в течение нескольких лет.

Но замминистра финансов России Илья Трунин заявил на днях, что ведомство не отказывается от идеи налогового маневра.

«Мы считаем, что налоговый маневр заслуживает того, чтобы о нем говорить. Мы его предлагаем. Понятно, что в правительстве надо найти консенсус, но идея того, чтобы снизить ставки страховых взносов и компенсировать это снижение за счет других налогов, прежде всего косвенных — она целесообразна», — сказал Трунин.

Антон Силуанов отмечал, что решение по налоговым новациям будет приниматься весной следующего года.

Налоговый блок войдет составной частью в программу Владимира Путина на президентских выборах в марте 2018 года (если он примет в них участие). Соответственно, налоговая часть должна быть увязана с другими параметрами социально-экономической политики правительства «четвертого срока». Впрочем, не исключен вариант, что все ключевые решения будут обнародованы не до, а после выборов.

Источник: finance.rambler. ru

 

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*