Главная » Новости аналитики » Посткапитализм и одноранговая экономика

Посткапитализм и одноранговая экономика

Посткапиталистическое будущее наступает. Старые экономические институты медленно, но верно приближаются к точке необратимой трансформации. Им на смену придет новая экономическая система и новый способ производства. Одноранговая экономика может стать формой экономической организации, от которой выиграет большинство членов глобального общества.

Несмотря на бравурные реляции основных центральных банков и самые невероятные ухищрения монетарных властей по «нетрадиционному» стимулированию экономической активности (читай заливанию рынков дополнительной ликвидностью), экономика «золотого миллиарда» продолжает находиться в состоянии стагнации. Объем государственного долга растет, производительность труда падает, а уровень социального расслоения неуклонно повышается, создавая непреодолимую пропасть между доходами самых бедных и самых богатых жителей планеты. Капитализм подходит к точке максимального обострения внутренних противоречий: мир опять лихорадит от финансовой нестабильности, повсюду возникают новые геополитические конфликты, старые системы общественных и экономических связей переживают кризис эффективности.

Но текущие экономические проблемы капиталистической системы – это то, что, как говорится, лежит на поверхности. Все это лишь симптомы более сложных и драматичных процессов, которые касаются самой сути экономических отношений и существующего способа производства. Проблема в том, что мы слишком привыкли смотреть на мировую экономику через призму теоретических конструкций и аналитических выкладок неолиберальной школы, которая все последние десятилетия восхваляла разгул глобального капитализма, а в условиях его сущностного кризиса трусливо продолжила повторять давно заученные экономические мантры, безвозвратно оторванные от реального устройства мировой экономики в ее сегодняшнем виде. При этом кто-то не хочет говорить об идущих процессах, потому что не в состоянии их разглядеть, а кто-то не желает их наступления или же рассчитывает на отсрочку в развертывании новой экономической парадигмы. Но, как часто бывает в условиях нарастающей турбулентности, частота изменений усиливается, новые тенденции ускоряются, придавая дополнительную динамику каскаду событий, а общая скорость формирования нового экономического уклада продолжает расти.

Капитализм заканчивается и начинается посткапитализм. Посткапитализм – явление по историческим меркам новое и не всем пока еще понятно, что скрывается за этим многозначительным словом. Ясно лишь то, что это форма экономической организации общества, которая лежит за пределами, выражаясь языком Маркса, капиталистической формации, и основу которой составляет нечто отличное от привычного для нас понятия капитала со всеми его многообразными функциями и признаками. Проблема осложняется еще и тем, что посткапитализм ни в коем случае нельзя рассматривать как единственно возможную исторически детерминированную систему, неизбежно наступающую на нас в какой-то более или менее определенной форме. Теория сложных систем прекрасно демонстрирует, что даже такие масштабные социально-экономические изменения глобального масштаба, как трансформация доминирующего способа производства, подчиняются общим законам развития. Период нарастания хаоса, когда ломаются базовые структуры старого уклада и идет поиск нового устойчивого состояния системы, может привести данную систему к совершенно различным точкам равновесия. То есть переход из капитализма в посткапитализм как таковой неизбежен, но форма этого посткапиталистического устройства может оказаться очень разной в зависимости от конкретного развития событий. Точно также и структура экономических отношений в различных сценариях посткапиталистического будущего имеет множество вариантов.

Одноранговая экономика представляет собой один из таких вариантов и является возможной формой посткапиталистического устройства мировой экономической системы. Термин одноранговая экономика связан с наукой о компьютерных сетях, где широкое распространение получило исследование одноранговых сетей. Одноранговая сеть – это децентрализованная сеть, основанная на равноправии участников. В ней отсутствуют посреднические узлы, выполняющие функцию промежуточного контроля, а все участники связаны и взаимодействуют напрямую. В экономике одноранговый характер хозяйственной деятельности также означает переход от иерархических, централизованных моделей управления к системе горизонтальных сетевых связей, обеспечивающей непосредственное участие экономических агентов всего глобального рынка в производстве, обмене и распределении материальных и нематериальных продуктов.

В отличие от капитализма, который всегда опирался ни иерархическую модель управления (сам капитал был и остается по своей сути иерархической структурой), в экономике XXI века начинают доминировать сетевые горизонтальные связи. Прямое взаимодействие участников глобальных информационных сетей порождает их экономическую самоорганизацию, которая превращается в альтернативный посткапиталистический способ производства. Эта система производственных отношений обусловлена ростом информационных и телекоммуникационных технологий, повышением удельного веса нематериальных благ в мировом ВВП и распространением практик прямого экономического взаимодействие. У людей появляется возможность включения в сетевые информационные формы экономической кооперации и обеспечивать получение доходов за счет новых базовых сегментов деятельности. Прежде всего, это производство информационных продуктов и нематериальных благ. Основные направления такой деятельности охватывают: разработку программного обеспечения, программирование, дизайн, проектирование, художественное оформление, издательскую деятельность, создание социального и медиа контента в сетевых средах, создание образовательного и научного контента, исследовательскую деятельность, предоставление образовательных услуг, онлайн коммерцию, оказание широкопрофильных онлайн услуг, участие в работе облачных вычислительных систем, файлообменных сервисов, создание электронных энциклопедий, проектов по обработке big data и анализу сетевых графов. Площадки с2с коммерции, электронные аукционы, шеринговые платформы, краудфандинг и равноправное кредитование (выдача прямых займов от кредитора заемщику) также относятся к формам одноранговой экономики.

Особое место в развитии одноранговых экономических практик и самого посткапитализма занимает технология блокчейн, являющаяся частным случаем использования распределенных реестров. В них отсутствует централизованная структура, обеспечивающая функционирование системы и хранение данных. То есть фиксация информации и управление имеют полностью распределенный характер. Вертикальные иерархические механизмы полностью устранены из процесса, а на их месте возникает феномен естественного обобществления средств производства. В недавно вышедшей книге К.Андреева «Одноранговая Экономика» механизмы обобществления и разложения функций капитала в новой экономической среде описываются следующим образом. «Все известные нам сегодня примеры одноранговых производственных сетей, — указывает Андреев, — характеризуются одним общим свойством. Мы обнаруживаем его в криптовалютах, файлообменных сервисах, сетевых суперкомпьютерах и других системах распределенного контроля. Этим свойством является обобществление средств производства, задействованных в совместной работе участников. В онлайн-среде механизм обобществления выглядит следующим образом. Пользователи предоставляют свои компьютеры и (или) их мощности для совместного использования всем сообществом в целом. Фактически с этого момента они становятся не только пользователями, но и провайдерами. На базе отдельных «вкладов» формируется совокупный производственный потенциал сообщества, доступ к которому одинаково открыт для всех. Режим доступа к совокупному потенциалу является бесплатным для пользователей, но и предоставление ресурсов отдельных участников также происходит на безвозмездной основе. Важно подчеркнуть, что участники пользуются совокупным потенциалом системы по мере необходимости, с тем условием, что являются добровольными поставщиками требуемых производственных ресурсов.  То есть соблюдается принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Например, основой системы биткоина является децентрализованная сеть базовых программ-клиентов, которые устанавливаются на компьютерах пользователей и используются для проведения транзакций. Только совокупный потенциал всей сети обеспечивает полезность для каждого отдельного участника, так как позволяет децентрализовано хранить информацию о транзакциях. При проведении транзакции любой участник использует этот потенциал системы. Сама же сеть не может существовать и обеспечивать требуемые возможности без «посильного» вклада отдельных пользователей-провайдеров, предоставляющих ресурс своего компьютера для работы программы-клиента.

Что касается функций капитала, то здесь также наблюдаются системные сдвиги в сторону посткапитализма. В начале XXI века происходит проблематизация тезиса об отделении индивида (непосредственного производителя) от средств производства. Это происходит на переднем крае информационной экономики — в ее виртуальном сегменте. Информационные технологии создают беспрецедентную по мощности и охвату систему электронных средств производства и потребления виртуального контента, которая представлена множеством различных гаджетов. Параллельно развивается инфраструктура телекоммуникационных связей и объем программного обеспечения для работы с цифровыми данными. Они связывают воедино всемирную горизонтальную сеть обмена информацией. В то же время экономика потребления обеспечивает распространение электронных средств работы с информацией среди миллиардов потребителей. Эти средства доступны как с точки зрения покупательной способности населения, так и с точки зрения их технического использования. Возникает глобальное цифровое пространство, в котором может осуществляться производство, обмен и потребление новых видов невещественных благ (товаров и услуг), а вес нематериального сегмента в мировой экономике увеличивается. Но главное, индивид получает практически свободный доступ к работе в этом пространстве с возможностью беспрепятственного, одновременного исполнения всех основных экономических ролей: производителя, продавца и потребителя. Имея в своем распоряжении достаточно продвинутое электронное устройство, человек приобретает возможность выхода в глобальное информационное пространство. Он может свободно производить цифровую продукцию, оказывать услуги или осуществлять коммерческие операции. Внутри виртуальной экономики рождаются целые индустрии и новые профессии, доступ к которым имеет практически любой пользователь сети. На этих небольших «островках» отделение условного «работника» от средств производства постепенно начинает растворяться в обратной тенденции, а у индивида (пока, конечно, не у каждого) появляется возможность получать доходы, будучи собственником необходимых средств производства.

Прямая включенность в мировую информационную сеть превращает когнитивные способности человека, его социальный и творческий потенциал в производительную силу, открытую для непосредственного объединения с другими в процессе совместной экономической деятельности. Поскольку эта деятельность преимущественно ориентирована на создание нематериальных благ, в ней возникает база для производственных отношений, построенных в соответствии с морфологией горизонтальных сетей, т. е. не вполне капиталистических. Информационное изобилие плохо сочетается с иерархиями контроля, а ведь не только капитализм, но и капитал во всех своих диалектических ипостасях — явление иерархическое. Капитал обеспечивает функционирование средств производства в режиме общественных производительных сил. Он представляет собой стержень вертикального иерархического объединения средств производства в условиях разделения труда и его общественной кооперации. Что касается функции капитала по отчуждению труда, само по себе отчуждение предполагает наличие жесткой иерархической связи между «отчуждающим» и «отчуждаемым». Капитал здесь является двигателем круговорота отчуждения, а также силой, задающей вектор отчуждения и его интенсивность. В чисто экономическом смысле отчуждение прибавочной стоимости как раз и было необходимо для концентрации такого объема капитала, который позволяет развивать производительные силы (разумеется, с помощью иерархических свойств капитала). При отделении работников от средств производства отчуждение — безальтернативный иерархический механизм развития производительных сил. Однако если отделение прекращается, то механизм отчуждения также останавливает свое движение.

Если необходимые материальные средства производства уже не отделены от работника (непосредственного производителя), его социальный и творческий потенциал превратился в производительную силу, а сами работники (непосредственные производители) объединены в горизонтальную экономическую сеть, то производственный процесс в этой сети может происходить в соответствии с законами саморегулирования и самоорганизации. Капитал как иерархическое организующее начало производства и обмена при достаточно продвинутом уровне сетевой самоорганизации потеряет смысл.

Иными словами переход к посткапиталистическому будущему в форме одноранговой экономики станет реальностью. Глобальное производство сможет функционировать на эволюционно более совершенных принципах самоорганизации, позволяя членам общества участвовать в создании экономических благ, их равномерном распределении и раскрепощении собственных творческих способностей.

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

18 + 18 =