Главная » Новости аналитики » Какой может стать экономика США при новом президенте

Какой может стать экономика США при новом президенте

Президентская предвыборная программа Дональда Трампа была противоречивой — в ней есть несколько приоритетов, которые будут трактоваться и реализовываться президентской администрацией, в том числе по советам мало известного в России вице-президента США бывшего губернатора Индианы Майка Пенса.

«Трампономика» в том виде, в котором она представляется сейчас, будет снижением корпоративных налогов, ростом инвестиций в образование, отказом от борьбы с климатическими изменениями, более активной политикой в торговых переговорах.

 

Как и во многих аспектах президентской кампании 2016 года, говорить об «экономической программе» избранного республиканского президента США практически невозможно: она состоит в основном из ярких лозунгов, во многом «расцвеченных» оппонирующей демократической стороной. В то же время реализовываться эти лозунги будут в другом контексте. Новая администрация США будет формироваться до конца 2016 года, причем одним из ключевых игроков в ней будет вице-президент США Майк Пенс, самый высокопоставленный политик-республиканец в команде господина Трампа, имеющий опыт работы в госэкономике. Ради вице-президентской кампании господин Пенс отказался переизбираться на пост губернатора Индианы, 8 октября выборы уверенно выиграл его преемник вице-губернатор Эрик Холкомб. Майк Пенс, поддерживающий движение «Чайная партия», с точки зрения экономполитики оппозиционер стандартному «республиканскому» курсу, и «трактовка» лозунгов президента Трампа может производиться на базе опыта Индианы.

 

Наиболее проблемной для курса США в экономике в программе господина Трампа является его критика Транстихоокеанского партнерства, Всемирной торговой организации и системы Международного валютного фонда и Всемирного банка. Впрочем, считать новую администрацию оппонентом ТТП, ВТО и МВФ-ВБ нельзя — скорее, представители окружения президента Трампа являются сторонниками более активного и агрессивного участия США в мировой торговле, риторика «протекционизма» в двусторонних соглашениях США скорее предвыборная. Майк Пенс, например, являлся в 2014 году активным сторонником ТТП (а ранее — блока NAFTA и центральноамериканского торгового соглашения США CAFTA), причем в 2007-2008 годах выступал против секторальных компенсаций по программе TAA компаниям и их сотрудникам, «пострадавшим» от экономической глобализации.

 

Позиция по торговым отношениям США и КНР — наиболее неопределенная часть будущей повестки президентства Трампа. С одной стороны, «протекционизм» президента Трампа в основном строился на лозунге «возврата промышленности в США», который реализовывался и Бараком Обамой и прямо не ассоциировался с интересами ВПК. С другой стороны, республиканский подход к торговле с КНР всегда был прагматичным. При этом столь же неопределенны и будущие торговые отношения США со странами Персидского залива: они исторически строились частью республиканской элиты США, оппонировавшей Трампу.

С большой вероятностью и Трамп, и Пенс сохранят программы федеральных «инфраструктурных инвестиций» (программа «earmarks»), которая де-факто субсидирует местные компании. С большой вероятностью президентская администрация будет инвестировать в дорожное строительство и реконструкцию железных дорог. Еще один предсказуемый момент — поддержка традиционной энергетики в США, в частности угольной: команда Трампа открыто сомневается в «глобальном потеплении» и готова быстро свернуть финансирование программ «альтернативной энергетики». Вообще, значительная часть «новой экономики» в США под угрозой. Ее косвенная зависимость от скрытых госсубсидий велика, пик потерь от структурных сдвигов, видимо, может прийтись на 2018-2019 годы вне зависимости от масштаба реальных изменений — она во многом монетизирует ожидания. Приоритетом господдержки команды Трампа в США обещает быть образование, но не соцобеспечение и не здравоохранение, где в разное время члены команды предлагали ограничение госмандата на расходы и частичную приватизацию системы.

 

Сочетание малоэффективных «инфраструктурных инвестиций» и будущий спад темпов роста «новой экономики» в 2017-2019 годах может негативно повлиять на темпы роста ВВП в США, а следовательно — и роста Китая, и всего мира. В противовес этому команда Трампа может выдвинуть только сокращение госрасходов, снижение активности США в мониторинге налогообложения (FATCA) — и снижение корпоративных и личных налогов, которое сделало Майка Пенса популярным политиком, а Индиану вторым по легкости налогового бремени штатом в США. Но такие меры могут дать эффект лишь через два-три года, тогда как депрессия в «новой экономике» может наступить быстрее.

 

Впрочем, команда может попытаться пойти и значительно дальше. Так, для нее характерно скептическое отношение к нынешнему устройству финрынков, популярна идея отказа от «двойного мандата» ФРС США (прекращение борьбы за рост занятости при сохранении цели стабильности цен). В разное время ее представители обсуждали вопросы изменения роли золота в мировых финансах и даже плоской шкалы подоходного налога в США. Неудача проектов президента Трампа, отметим, угрожает рынкам больше, чем их успех, она определит вхождение мировой экономики в «новую нормальность» с нулевым экономическим ростом и ростом ВВП Китая на уровне 2-4% в год.

 

Дмитрий Бутрин

Источник: finance.rambler.ru

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*

шестнадцать + четыре =