Главная » Новости аналитики » Гнев Лукашекно: Россия испугалась белорусского молока

Гнев Лукашекно: Россия испугалась белорусского молока

Пока в мире разгорается глобальная торговая война, Россия и Белоруссия решили повоевать локально. Поводом раздора между братскими народами стало молоко — в конце февраля Россельхознадзор объявил об ограничении импорта белорусской молочной продукции якобы из-за нарушений санитарных требований. Гнев Александра Лукашенко и молочный кризис в России — в материале «Ленты.ру».

Ограничения Россельхознадзора касаются сухого и пастеризованного молока, которое охотно покупают в качестве сырья российские заводы, — молоко в потребительской упаковке (то есть то, которое стоит на полках в магазинах) под эмбарго не попадает. Изначально ввести эмбарго на белорусское молоко планировалось 28 февраля, однако дедлайн переносили уже дважды — сперва на 6 марта, а после на 15 марта. Пока стороны стараются утрясти разногласия за столом переговоров, российские молокопроизводители страдают от падения цен.

Гнев батьки

На удар по своему любимому детищу — сельскому хозяйству — президент Александр Лукашенко отреагировал очень резко. Молоко стало «наглым политическим инструментом», заявил разгневанный белорусский лидер и пообещал, что «без ответа такие вещи не останутся». «Потому что меня спецслужбы информируют, что завезли из Новой Зеландии или откуда-то сухое молоко (это их дело), появились излишки, и они начинают нас придерживать, пока реализуют то молоко по высоким ценам. Поэтому им не нравится дешевое молоко», — отметил он.

Российская сторона обвиняет Белоруссию в регулярных нарушениях стандартов качества поставляемого молока и молочной продукции. Руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт утверждает, что зачастую причина в поставках фальсифицированного молока из Белоруссии в Россию вызвана отсутствием единой автоматизированной системы учета прихода продуктов. По его словам, белорусские коллеги отказываются использовать российскую систему, предпочитая ей старый метод — бумажные протоколы проверки.

Более того, Данкверт утверждает, что Белоруссия, а также Киргизия, являются хабами отгрузки европейских санкционных молочных продуктов. Глава надзорного ведомства рассказал, что Европа старается реализовать около 380 тысяч тонн своего инвентаризационного фонда (те мощности, которые власти выкупали у производителей, чтобы снизить их потери в том числе от российского продэмбарго). У этой молочной продукции подходит к концу срок годности, поэтому она очень дешевая — российскому производителю молока конкурировать с подобной продукцией становится сложно. Россельхознадзор, по словам Данкверта, «просто наводит порядок на рынке».

Регионы просят огня

В начале года российские регионы один за другим начали жаловаться на небывалое снижение закупочных цен на молоко от сельхозпроизводителей. В Алтайском крае стоимость молока упала по сравнению с прошлым годом на семь рублей, до 20 рублей за литр. Молоко первого сорта в Новосибирской области в феврале подешевело до 22,4 рубля. В начале марта закупочная цена в Пермском крае снизилась до 21,4 рубля, тогда как в прошлом году она достигала 24 рублей. В Татарстане молоко в январе подешевело на 6-8 рублей до 22 рублей за литр.

Снижение стоимости молока в зимний период действительно большая редкость, обычно снижение цен происходит ближе к лету, в так называемый сезон «большого молока». Сейчас же цены падают из-за больших объемов импортного сухого молока на рынке, утверждают регионы. Из-за дешевизны его покупают комбинаты и используют в качестве сырья для производства восстановленного молока. «Все это давит на молочный рынок и делает нашу жизнь на этом рынке достаточно проблемной», — констатировала и. о. министра сельского хозяйства и продовольствия Удмуртии Ольга Абрамова.

На федеральный уровень проблему вывели власти Татарстана — 16 февраля глава республики Рустам Минниханов рассказал премьер-министру Дмитрию Медведеву о засилье импорта. Чуть позже Госсовет Татарстана попросил главу правительства ограничить ввоз зарубежной продукции и «повысить эффективность работы по выявлению фальсифицированной, некачественной молочной продукции» — иначе производство молока окончательно потеряет рентабельность, утверждали региональные власти.

Проблемы в регионах действительно есть, закупочные цены снижаются, отмечают в российском Национальном союзе производителей молока (Союзмолоко). Традиционно в течение года на молочном рынке наблюдаются резкие колебания цен, говорит директор по связям с общественностью и госорганами Союзмолока Мария Жебит. «Зимой молока мало, и оно дорожает, а летом — много, его стоимость снижается, и производители работают себе в убыток. Амплитуда может составлять 20-30 процентов», — отмечает она. Но в этом году сложилась совершенно другая ситуация.

По данным Росстата, в 2017 году в стране произведено 31,1 миллиона тонн сырого молока, что на 1,2 процента или 362 тысячи тонн больше, чем годом ранее. В целом, за последние годы производство товарного молока и готовой продукции растет стабильными темпами на 2-3 процента в год. На объемах продаж напрямую сказалось падение потребительского спроса — производители не успевают продать складские запасы. «Кроме того, наращивался объем дешевого импорта из Белоруссии и третьих стран», — признают в Союзмолоко.

Денег нет

«Да, действительно на молочном рынке сейчас наблюдается кризис перепроизводства, ситуация тяжелая. Но ничего необычного или трагического в этом нет», — считает директор консалтингового агентства «СовЭкон» Андрей Сизов. Аграрно-промышленный комплекс живет в рыночных условиях: предложение выросло, соответственно, цены снижаются, отмечает он. Сложная ситуация на российском рынке молока возникла из-за сокращения спроса, уверен эксперт. «Если мы посмотрим на розничные цены, то увидим, что молочные продукты в последние годы находятся в лидерах по темпам роста по сравнению с другими категориями», — указывает Сизов. Поэтому россияне, денег у которых не прибавляется, сокращают потребление «молочки», полагает он.

Согласно данным Росстата, цены на молоко и молочную продукцию за 2017 год выросли на 8,5 процента, за 2016-й — на 9,5 процента. Параллельно реальные располагаемые денежные доходы россиян в прошлом году снизились на 1,7 процента. Это был четвертый год падения: в 2014-2016 годах доходы упали на 0,7, 3,2 и 5,8 процента соответственно.

Сизов уверен, что именно из-за падения доходов россияне поменяли свое потребительское поведение: если раньше граждане выбирали более доступные товары разных категорий, то теперь встает вопрос о первоочередной необходимости категорий — либо сыр, либо мясо — купить оба товара сразу многие просто не могут себе позволить. При этом мясопроизводители, по мнению директора «СовЭкона», адаптировались к кризису лучше, чем их молочные коллеги. Падение спроса на фоне роста предложения на молочном рынке подтверждают и в Союзмолоко. «В данный момент при снижающемся спросе из-за падения покупательской способности населения образовался профицит продукции и рекордные запасы на складах», — отмечает Мария Жебит.

С ними согласна директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда: «Розничные продажи продовольствия в России немного ожили после падения в период с августа 2014 по июль 2017 года, но все равно не выросли даже до уровня 2015 года». Она также обращает внимание на то, что проблема заключается в зачастую низкой конкурентоспособности российской продукции — производители (которые чаще всего государственные) не заинтересованы в снижении издержек, их интересуют исключительно объемы производства. «Ни разу не слышала с высоких трибун даже постановки проблемы: почему у нас все обходится дорого? Это же не только сельского хозяйства касается. Вопросы, как сделать российскую продукцию и услуги конкурентными, и, главное, как обеспечить рост доходов населения, на мой взгляд, главные вопросы экономической политики», — отметила Шагайда.

Нашли крайнего

На Белоруссию же приходится около 79 процентов всего импорта молочной продукции в Россию и 92 процента поставок молока и сливок. В абсолютных значениях это почти 300 тысяч тонн молока по итогам 2017 года. В Минсельхозе России отметили двукратное увеличение запасов сухого молока в стране по сравнению с уровнем прошлого года и рекомендовали кондитерам увеличить закупки отечественного сырья «минимум в два раза». Министерство сельского хозяйства не ответило на запрос «Ленты.ру» касательно состояния молочного рынка, в компании PepsiCo, владеющей более чем 40 предприятиями по выпуску молочной продукции в России, от комментариев отказались.

Несмотря на угрожающие цифры, Союзмолоко осторожен в оценках влияния импорта на молочный кризис в России. «Союз не обладает данными и результатами исследований, подтверждающими нарушения со стороны Белоруссии, однако уверен, что диалог внутри ЕАЭС поможет решить данную проблему», — говорится в заявлении объединения.

Российский союз предприятий молочной отрасли (Молочный союз России) высказывается более однозначно: «Закрытие поставок Республики Беларусь в Россию связано со сдерживанием внутренних цен на сырье от дальнейшего их падения». Молочный союз также называет падение доходов населения причиной кризиса на рынке.

Временное ограничение импорта из Белоруссии снизит запасы сухого молока и масла в стране и поможет российским производителям, считает Сизов. Вряд ли эта мера станет постоянной из-за политической важности партнерства Москвы и Минска и особого внимания Лукашенко к сельскому хозяйству. «Если все же станет — мы увидим, вероятно, заметный рост цен на всю молочную продукцию, которая станет еще менее доступна для российского потребителя», — считает эксперт. Но принципиально молочное «эмбарго» ситуацию в отрасли не изменит, уверен он.

Снять излишки

Для преодоления кризиса Союзмолоко предлагает использовать инструмент закупочных и товарных интервенций. «Чтобы решить проблему волатильности цен, необходимо принимать комплексные меры, в том числе проводить интервенции, которые на зерновом рынке сглаживают колебания долгосрочных циклов, а в молочной отрасли помогут решить проблему краткосрочных циклов», — говорит представитель объединения Мария Жебит. В Союзмолоко приводят данные Минсельхоза России о том, что проведение молочных интервенций будет обходиться государству в один миллиард рублей ежегодно.

Директор «СовЭкона» сомневается в необходимости проведения закупочных интервенций. «Это несистемная, дорогая и архаичная в принципе мера. Предполагается, что у нас временный кризис, государство что-то купит, заберет с рынка, а потом продаст на него обратно, когда цены вырастут. А если не вырастут? Сколько тогда придется хранить закупленное и кто за это будет платить?» — рассуждает он. Из-за вмешательства государства решение проблем в очередной раз будет отложено на будущее. «Да, цены упали, неэффективные производители уйдут с рынка, останутся эффективные, вздохнут спокойнее. В предыдущие несколько лет отрасль себя очень хорошо чувствовала, запас прочности есть», — уверен Сизов.

Россельхознадзор перенес введение ограничений на импорт белорусской продукции на 15 марта. В 2017 году Москва и Минск уже спорили из-за молочной продукции, тогда сторонам удалось договориться — поставки были возобновлены.

Источник: finance.rambler. ru

Комментарии:

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*